«Вышел из больницы после пожара — а идти некуда». Как устроен дом для тех, кому больше нечего терять

В Гомеле Белорусский Красный Крест открыл первый в стране кризисный центр для людей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации. Временный дом рассчитан на проживание в нем десяти постояльцев, но пока вселились четверо. TUT.BY посмотрел, как здесь все устроено.

Конечно, так везет не всем. Для того чтобы попасть сюда, быть просто обладателем тяжелой судьбы недостаточно.

—  Отбор строгий. Нужно пройти медкомиссию — чтобы не было чесотки, педикулеза, туберкулеза. Пьющих не берем. Или вот, к примеру, приходит женщина: «Возьмите меня». Спрашиваем: «Что случилось»? — «Зима, не хочу топить печку». Конечно, таким мы тоже отказываем. Ведь тогда не хватит места тем, кому действительно необходима помощь и — тому, кто на самом деле желает что-то изменить, — рассказывает специалист по социальной работе кризисного центра Ирина Серякова.

Она здесь каждый будний день с восьми до пяти. Все остальное время — вечер и ночь — с постояльцами находятся сторожа-мужчины.

— Да они такие молодцы, что за ними и присматривать не нужно. Но правила есть правила, — нахваливает «квартирантов» Ирина.

— И что же, совсем не пьете? — спрашиваем постояльцев.

— Да вы что! Ирина Михайловна если унюхает, нам «крышка»!

— Да оно и не хочется…

— Да и за что пить? На сигареты вон не хватает, — наперебой жалуются мужчины.

Кто же эти люди и почему они здесь? У Леонида, например, 15 лет назад сгорел дом. Но тогда, в 45 «с хвостиком», казалось, что еще вся жизнь впереди. Плюнул на горе — да уехал в Питер «на стройки». Жил в общаге, которую выделяли работодатели, и неплохо зарабатывал. В 62 решил, что пора домой. Только вот куда?

— Не подумайте, что я какой непутевый или чего-то не понимаю. Получилось так, что здесь брат на время обещал приютить. Я приехал — а он развелся с прежней женой и заново женился. Теперь я им не нужен.

Вначале бездомный Леонид не унывал. Надеялся, что найдет работу, снимет жилье — не пропадет, в общем. Но не учел, что в последнее время на родине-то с работой туго.

— Прихожу на завод устраиваться: «Предъявите военный билет». Говорю — сгорели документы. Называю часть, год службы. «Нет, идите восстанавливайте». А где восстанавливать? Да и не понимаю, зачем им сдался мой билет, я уже 12 лет как не военнообязанный, но никто и слушать не желает.

Сейчас к процессу восстановления некоторых документов Леонида подключился Красный Крест, к тому же, говорят специалисты общественного объединения, у мужчины есть шанс получить социальное жилье. Будут пробовать.

Дом Владимира тоже сгорел. Недавно, всего три недели назад, аккурат под Новый год.

— Говорят, проводка. Вышел погулять с собакой, возвращаюсь, дверь открываю, воздух зашел — ка-а-ак пыхнуло. Я туда, документы забрать. Но какое! Все в дыму, я потом еще сам 10 дней в больнице пролежал. Выписался — а идти некуда. Соседи подсказали, что этот центр открылся. Вот, документы помогут восстановить, поеду на Россию, зарабатывать. Надо же дом в порядок приводить, — вздыхает мужчина.

Но, пожалуй, труднее всех в этой компании 57-летнему Александру. А ведь когда-то, вспоминает, «летал нефтяником на север», затем — бурил водяные скважины, а «жены ходили, как конфетки».

Несколько лет назад Александр уехал на Кавказ досматривать родителей. Там попал в трудовое рабство.

— Это когда день работаешь, а ночью тебя в яме держат. Но об этом я рассказывать не буду, все равно не поверите, — грустно улыбается мужчина.

Вернулся Александр в Гомель, когда его уже здесь не ждали.

— По закону, если не проживаешь, выписать могут. Квартира была не моя, вот жена и воспользовалась. Ну я собрался и ушел. Не в моих правилах что-то доказывать, судиться. К тому же там дети. Пусть живут.

Ушел, но силы не рассчитал. Работать Александр, говорит, уже не может. Здоровье и до «кавказских приключений» было неважным, а теперь совсем беда: проблемы с легкими, суставами, сосудами — проще перечислить, чего нет. Два года мужчина пытался оформить инвалидность, но получилось лишь в прошлом году, когда в дело вмешался Красный Крест.

— Красный Крест направил меня в Минск на независимую комиссию, мне дали 3-ю группу. Но я только и могу, что суп сварить. В прошлом месяце врач выписал лекарств на 160 рублей — а это вся моя пенсия.

Поэтому теперь Александр намерен добиваться второй группы инвалидности. Это позволит, к примеру, покупать лекарства за 10% их стоимости. На оставшиеся деньги можно будет снять угол.

Если вы можете помочь постояльцам Кризисного центра Красного креста с работой или жильем, напишите, пожалуйста, на elena.bychkova@tutby.com — вместе мы придумаем, как сделать жизнь этих людей чуть лучше.

 

This Post Has Been Viewed 0 Times

Заполни анкету волонтера