«Просто я хочу к маме». Как социальная няня заботится о малышах в больнице

Галине Михайловне Богодяж 67 лет. С ноября 2018 года она работает социальной няней в проекте Белорусского Общества Красного Креста «Няня вместо мамы» и заботится о детях из социальных приютов и дома-малютки. С онлайном-журналом «Имена» Галина поделилась тонкостями своей работы и рассказала о жизни малышей, которые ждут свою маму.

«У моих детей имена и возраст меняются каждый день!» – смеется Галина Михайловна и прижимает к себе восьмимесячного Колю. Через неделю – когда Коля поправится – его место займет полуторогодовалый Артем. А его сменит девятилетний Даник. Галина Михайловна работает няней в больнице. Она заботится о детях, которые приехали сюда из приютов и детских домов. У медицинских работников не всегда хватает времени, чтобы взять малышей на руки, поговорить и поиграть с ними. Не будь здесь няни, малыши целыми днями сидели бы одни в своих кроватках.

Большую часть жизни Галина проработала слесарем на заводе в Борисове. Работу выбирала не для души, а для жизни: нужно было в одиночку поднимать сына. Ушла на пенсию, но решила, что дома сидеть не хочет. Находила разные подработки и в конце концов поняла, что нужно идти к детям. К ним ее всегда тянуло, с ними она мгновенно находила общий язык.

Рабочий день Галины Михайловны начинается в 8 утра, заканчивается в 16.00. Но и дома она думает о своих подопечных. Покупает им маленькие подарки, сладости, дарит одежду, которая осталась после внучки; приносит игрушки, в которые уже не играет ее правнучка.

Об Алене. 28.12.2018

«Сейчас у нас детей немного, – делится Галина Богодяж.Четверо малышей до года лежат в одной палате, а в другой – пятилетний Артём и Алёна двенадцати лет. Алёна приехала к нам на оформление. «На оформление» – значит, ее только что изъяли из семьи. Больница – первое место, куда попадают дети в такой ситуации. Здесь их обследуют, если нужно лечат».

Больница – первое место, куда попадают дети после того, как их изымают из семьи. Если здесь они почувствуют заботу и любовь, им легче будет пережить перемены.

После больницы малышей отправляют в социальный приют, где они проводят не больше полугода. Если за это время родители исправляются, ребенок возвращается домой. Если нет – уезжает в детский дом.

Первые дни Алёна сильно грустила. Не хотела ни с кем разговаривать, сидела как мышка на кровати. А чему удивляться? Девочка уже взрослая, все понимает. Но в то же время – ребенок, ей мама нужна, она скучает и любит ее.

Я ни о чем не спрашивала. Стараюсь не вдаваться в детали – так их жалко становится, что сердце потом болит, приходится таблетки пить. И заметила, что для детей тяжело это – рассказывать. Некоторые прямым текстом просят ни о чем не спрашивать, потому что если мама узнает, что о ней говорил – будет бить.

Некоторые пытаются защитить родителей и стесняются говорить правду. Хоть понятно, что там за правда, если в ноябре ребенок приезжает к нам без колгот – в сапогах на босую ногу. Такое бывало. А многим просто так тяжело адаптироваться сразу, что им надо просто дать время на «помолчать».

Больше всего забот – с маленькими детьми. Их нужно накормить, помыть, переодеть, поносить на руках, поиграть. Но в ответ они дарят очень много радости и энергии.

«Я молодею рядом с ними», – улыбается Галина Михайловна.

С Алёной мы разговаривали обо всяких мелочах, я попросила ее помочь мне с малышами: принести, подать, погреметь погремушкой, поговорить с ними. Она хорошая девочка – и послушная, и добрая. С таким удовольствием играла с ними, и очень полюбила одного мальчика: даже стала переживать, что недостаточно взрослая, чтобы его усыновить. Однажды проронила вскользь, что у нее был братик. Потом – что мама пьет.

Мы обошли всех врачей, сдали все анализы. Слава Богу, здорова, все хорошо. Ее навещали дядя с тетей, кажется, хотят забрать к себе.

Ближе к выписке она уже совсем пришла в себя – повеселела, взбодрилась. Так всегда: сначала дети замкнутые, испуганные. Некоторые агрессивно настроены и ведут себя плохо. Ты другой раз разозлишься, а потом подумаешь – это же дети, откуда им быть злыми? Что они в жизни видели, то и приносят с собой в больницу. Кто-то плохие слова, кто-то плохое поведение. А кто-то – как Алёна –грусть. Ты их пожалеешь, поговоришь с ними, девочек заплетешь, мальчиков похвалишь. И оттаивают, становятся ласковые.

О Коле. 05.01.2019

Коля выздоровел. Сегодня отвезла его в Дом ребенка. Так я его этого восьмимесячного малыша полюбила, вам не рассказать. Маленькие детки все милые, к ним с первых минут привязываешься. Чем старше они становятся, тем сложнее найти подход. Особенно непросто с пяти-шестилетними детьми. В этом возрасте им, наверное, сильнее всего болит, что мамы нет.

Коля меня с первой секунды поразил. Зашла в палату, а он посмотрел на меня таким глубоким-глубоким взглядом. Прямо насквозь меня им пробил, как в душу заглянул. А потом улыбнулся – радостной и светлой улыбкой.

В первый день он на руки не просился. Никто сначала не просится: малыши лежат и сидят в кроватках и не сильно понимают, что можно по-другому.

Ты с ребенком поиграешь, поговоришь, погладишь, массажик поделаешь, в игровую комнату отнесешь: там игрушки, качели, книжки, ходунки. А на следующий день малыш уже узнает тебя, радуется, ручки тянет. Возьмешь его, он прижмется, обнимет! И заметила, что активнее становятся. Кто-то начинает гулить, кто-то, наконец, понимает, что можно на ножки становиться, с кем-то глазки, ротик, носик выучим.

Вместе с Колькой в палате еще трое малышей лежало от трех до девяти месяцев: Ксюша, Аня и Ваня. Так привыкли ко мне, что когда я выходила из палаты, начинали хором плакать. А Колька еще и ревновал, если не его на руки брала.

Может, это и не совсем правильно. Может, не надо было им столько внимания уделять, потому что и медсестрам труднее вечером и в выходные, да и дети потом мучаются. А с другой стороны – им же нужна ласка, нужно любовь чувствовать.

Сил, конечно, с ними надо много. Ты же не только играешь, их надо кормить, мыть, переодевать, менять подгузники, носить по врачам. С одним устанешь, а когда их четверо – так и подавно. Знакомые смеются, мол, хорошо выгляжу. Я говорю, что возле детей молодею. Напитаешься от них такой светлой энергией, да и набегаешься за день так, что забудешь про свой возраст.

Больше всего дети любят проводить время в игровой комнате. Тут можно складывать конструктор, катать машинки, смотреть мультики, рисовать. Но главное – здесь есть качели.

Самое сложное для меня – это когда капельницы ставят. Я вообще не могу: они же такие маленькие, а им еще и ручки колют. Сижу рядом, держу эту ручку, чтобы не двигал, отвлекаю как могу. Они же не понимают, что двигать нельзя.

Выздоравливает ребенок – это радость. Отвезешь его в Дом ребенка, поцелуешь, отдашь и бегом назад. А сердце все равно разрывается – не домой же отвез, не к родителям.

Господи, хоть бы тебя, Колька, кто усыновил. Такой достойный мальчик. Хоть бы ты попал к добрым людям. И вырос хорошим человеком. Слышишь, Колька, это мой наказ тебе.

О Данике. 16.01.2019

Даник вернулся! Два дня назад отвезли в приют, а сегодня утром – сюрприз! В больнице шутят, что не успели выдохнуть, как опять надо становиться в боевую готовность.

Даник у нас – знаменитость. За девять лет жизни он в больнице много раз побывал и характер свой проявлял по-разному: проказничал, грубил врачам, медсестер не слушал, а однажды даже планировал побег. Уколы делать не дается – так вырывается, что приходится держать сразу нескольким взрослым.

У Даника – репутация непослушного ребенка. Но при Галине Михайловне он себя вел всегда хорошо. Была только одна проблема – разбирал все игрушки. Но мы придумали такую хитрость: назначили Даника на должность «ответственный за игровую комнату». Теперь он не только ничего не ломает сам, но и очень строго следит за действиями других детей.

Первые дни я переживала, как к нему подход найду. Искать пока ничего не пришлось – хорошо себя ведет, просто ему нужно много внимания. Сегодня у нас всего двое детей: он и маленький Артем. Так что внимания ему хватит.

Обычно на месте Даник не сидит ни минуты, всюду лезет и говорит, не переставая. Про свои планеты, звезды, ракеты, природу, солнце, войну. Как говорящая энциклопедия. Может, знает так много, а может выдумывает.

Только сегодня он какой-то тихий. Я спросила, что случилось.

Просто я хочу к маме. К моей родной маме. Я домой хочу.

Он ждет маму каждый день. К другим детям родственники часто приходят, приносят что-нибудь. К нему – никто и никогда. Он говорит, что у мамы просто нет денег, вот она и не идет.

Конечно, это не так. Последний раз они виделись много лет назад. Может, и в роддоме – я не знаю. Знаю только, что с тех пор он дважды жил в приемных семьях. Оба раза его вернули в приют.

Я обняла его и стала рассказывать, какое счастливое будущее его ждет. Скоро принесут обед, потом мы с ним почитаем, поговорим. Надо хорошо кушать, учиться и вести себя хорошо, тогда он вырастет сильным, умным и многого добьется. А потом женится. Даник слушал внимательно, кивал. Говорит, что невеста у него уже есть – Тамара из церкви.

Данику нравится в больнице. Говорит: «Везде может быть хорошо, лишь бы люди были добрые». А к своей няне он очень привязался.

Он ищет любовь и внимание везде. Чаще всего – так настойчиво, что пугает людей. Вытворяет всякие глупости, его ругают. Внимание находит. Любовь – не знаю.

У него добрая душа. Принесли волонтеры конфеты – угостил всех детей и всех врачей. Когда гололед был, так переживал, чтобы я домой дошла. А когда я уставшая, старается себя тихо вести.

Купила ему вечером сок, печенье, конфет немножко. Завтра отнесу. Раз к нему никто не приходит, ничего не приносит – я принесу.

Об Артеме. 21.01.2019

У нас – аншлаг! 11 детей! Разные возраста, разные настроения. Из одной семьи – шестеро детей, четверых оформляем в приют. А это значит, что их всех надо провести по всем врачам: то на снимок, то на ЭКГ, то на рентген, то к терапевту, хирургу, стоматологу. К некоторым идем через дорогу, к другим едем на машине.

Мероприятие это не из легких. Сначала всех четверых надо одеть, потом – довести до этого врача, чтобы они не разбежались по дороге. Им же все интересно, всюду надо влезть, одновременно все спросить! А после врача – снова одеваемся и назад идем, или едем.

Галина Михайловна говорит, что даже самые маленькие дети-сироты отличаются от детей, которые живут с родителями дома. Они сами засыпают, всегда хорошо кушают, а вырастая – всегда делятся с другими игрушками и сладостями. Но им – как и всем детям – нужна любовь и забота.

А в палате меня уже другие дети ждут. Кому-то на процедуры надо, кому-то – на ручки хочется, кому-то – потопать.

Вот, Артемка, например. Когда прибыл к нам, был очень слабеньким. Ничего его не интересовало, только лежал. А как подлечился, так не узнать его стало. Ему полтора года – еще ходит неуверенно, врезается во все, но ему же интересно. Только и успевай ловить, от опасностей оттаскивать и смотреть, чтобы не убежал из палаты гулять по коридору. Когда дверь закрыта, он не откроет, но стоит кому-нибудь зайти – уже несется к выходу.

«Каждый раз, когда отвожу в приют думаю: „Чтобы хоть вам Боженька дал, чтобы в хорошую семью попали“. А у самой сердце сжимаетсябедные эти дети», – вздыхает няня и целует в макушку Артёма.

Он уже пробует разговаривать, движения повторяет. Мы уже с ним выучили «фонарики-фонарики», с такой радостью показывает мне глазки, носик, ротик, гладит по голове себя, когда говорю: «Тема хороший». Все на лету схватывает! Конечно, хочется и с ним поиграть, не сидеть же ему в кроватке весь день.

Я, правда, уже сама приболела. Не то от детей передается, не то от переживаний болею. Так этих детей бывает жалко, сердце аж болит, давление прыгает.

Артем с интересом исследует мир. Если бы в больнице не было няни, то весь день ему приходилось бы проводить в кроватке.

Первое время плакала на них глядя. Сейчас перестала. Подумала, ну, что поделаешь, значит, жизнь так устроена. Раз их родители не любят, не жалеют, значит, должны найтись другие люди, которые будут их жалеть и любить.

Как помочь малышам:

Галина Михайловна работает няней благодаря вашей поддержке. Она получает зарплату из средств, которые вы перечисляете для проекта Белорусского Общества Красного Креста «Няня вместо мамы».

Проект реализуется в Беларуси с 2016 года. Он направлен на выплату заработной платы 18-ти социальным няням, которые ухаживают и заботятся о детях, оставшимся без попечения родителей в больницах Брестской, Гомельской, Гродненской, Минской областей и Минска. В 2019 году няни появятся в больницах Могилева, Бобруйска и Новополоцка. Белорусское Общество Красного Креста вместе с онлайн-журналом «Имена» продолжают сбор средств на оплату работы 21 няни по всей стране. Они будут ухаживать за детьми-сиротами в стационарах, заботиться о них, точно также, как и Галина Михайловна.

 

Благодаря всем, кто нам помогает и оказывает поддержку проекту, за 2018 год помощь получили 1700 детей по всей стране, а общая сумма собранных средств составила 44 051 белорусских рублей. На начало 2019 года собрано 56 390 из 164 593 рубля.

Оформляйте ежемесячную подписку или разовый платеж на удобную для вас сумму!

Способы оказания пожертвования:

  • Первый – с помощью кнопки «Пожертвовать» на официальном сайте Белорусского Красного Креста donation.redcross.by

Выбрав функцию «ежемесячно», вы можете подписаться на ежемесячное пожертвование с фиксированной суммой.

 

 

  • Второй – через краудфандинговую платформу

На сайте проекта «Имена», который организовал сбор средств.

 

  • Третий – через ЕРИП

Для этого нужно выбрать в дереве ЕРИП «Благотворительность, общественные объединения» –> «Помощь детям, взрослым» –> «Белорусский Красный Крест» –> «Секретариат Красного Креста» –> «Благотворительный взнос» –> код акции «Няня вместо мамы» 9017.

Все средства, поступившие по этому коду, будут направлены только на реализацию этого проекта.

Узнать больше о «Няне вместо мамы» можно у координатора проекта:

8 (017) 327-26-20

Спасибо за то, что помогаете вместе с нами!

Источник: онлайн-журнал «Имена».

This Post Has Been Viewed 0 Times

Заполни анкету волонтера