Пока позволят силы. Как патронажные медсестры ухаживают за тяжелобольными людьми в период эпидемии

Несмотря на коронавирус, эти медсестры каждый день навещают одиноких пожилых людей, которые так нуждаются в помощи. Они делают уколы, обрабатывают пролежни, кормят их, моют, меняют памперсы. Они оформляют подопечным группу по инвалидности, выводят тараканов у них дома и устраивают им торжественные похороны. Медсестры милосердия Красного Креста из Минска рассказали ИМЕНАМ о себе и своей работе.  

Благодаря усилиям Белорусского Красного Креста сегодня 194 медицинские и младшие сестры милосердия работают в 52 районах Беларуси и ежегодно помогают около 1 500 человек. Но нуждающихся в помощи слишком много, а медсестер мало. 

В 66 из 118 районов Беларуси вообще нет медицинских сестер по уходу за тяжелобольными людьми на дому.

Чтобы помощи стало больше, ИМЕНА вместе с Красным Крестом запустили проект «Патронажная служба в регионах» и собирают средства на оплату работы еще 12 медсестер, которые каждый день помогают 40 тяжелобольным людям в Ивацевичском, Пружанском, Житковичском, Калинковичском, Светлогорском, Вилейском, Осиповичском, Могилевском районах и г. Могилеве.

Лариса Беккерова.
Фото: Александр Васюкович для Имен

Лариса Беккерова, 67 лет: «Они меня называют ангелом, а при встрече лезут целоваться и обниматься»

— У меня папа, муж и старший сын — военные. Да и сама я отучилась на медсестру, а потом прошла воинскую службу. Всю жизнь командовала медсестрами в военных госпиталях. Но к 50 годам боевые тревоги надоели и захотелось спокойствия. Командир подсказал обратиться в Красный Крест, где я и зацепилась уже на 16 лет.

С подопечными у меня очень теплые отношения. Они меня называют ангелом, а при встрече лезут целоваться и обниматься. Стараюсь, чтобы они ни в чем не нуждались: и вкусняшкой порадую, и группу по инвалидности помогу оформить, и нянечку найду, и с госорганами вопросы порешаю. 

К одиноким и в субботу могу заглянуть, не смотря на свой выходной. А кто о них еще позаботится, если не я? Они могут позвонить мне в любое время суток. Однажды бабуля хотела поправить шторы и упала с двух табуреток. Так она в первую очередь не дочке позвонила и не в скорую, а мне. 

За все время я похоронила 10 подопечных. Если у них нет родственников, я получаю документы о смерти и организую достойные похороны. Хороню их торжественно, а не просто закапываю в яму. 

Знаете, у меня еще куча энергии. Есть задумка — открыть центр по уходу за одинокими пожилыми людьми и заботиться о них до самой смерти. Дело в том, что мне очень трудно оставлять подопечных, когда они подлечиваются. Возникает чувство, будто бросаю их на произвол судьбы. Найти врача из военных в отставке и набрать штат толковых сестер несложно. А людей, которые нуждаются в помощи, очень много.

Раиса Струсевич.
Фото: Александр Васюкович для Имен

Раиса Струсевич, 62 года: «Умею выслушать и все пропускаю через себя»

Всю жизнь я отработала хирургической медсестрой. Постоянно на ногах была, а потом появились проблемы с позвоночником. На одну пенсию не проживешь, поэтому стала искать работу полегче. Так меня занесло в хоспис. 

Там я чувствовала себя почти врачом: контролировала состояние больных, выписывала рекомендации, делала перевязки и ставила катетеры. В перевязочной хосписа такого насмотрелась, чего не встречала за все время работы в хирургии. Там у людей такие раны — все клочьями висит от пролежней. Моя психика еле выдерживала.

Один случай совсем подкосил. Моего сына убили. Сейчас ему было бы уже 20. И в хосписе за мной как раз закрепили подопечного, ровесника покойного сына. Прихожу к нему, а он: «Раиса Ивановна, я буду жить? У меня же дочка во втором классе». И он умер. В тот момент жизнь переломилась, все болячки сразу вылезли наружу.

Знакомая рассказала про Красный Крест: что здесь ритм поспокойнее и работа рядом с домом. Меня это подкупило. С подопечными быстро познакомились, они меня всегда очень ждут. А я их жалею, умею выслушать и все пропускаю через себя.

Самое печальное, когда подопечные умирают. Этого никогда не ожидаешь. Вроде бы в этот раз все хорошо, а на следующий их можешь уже и не увидеть. Бабуля одна, в прошлом преподаватель университета, живчиком была, на своих ногах передвигалась, а потом купила функциональную кровать на случай, если сляжет. Купила — и померла на следующий день, даже обновкой не попользовалась.

Всегда радуюсь, когда люди до последнего цепляются за жизнь. Мне уже пятый год звонит хосписная пациентка с четвертой стадией рака. Она вся «нафарширована» метастазами, но человек хочет жить. Я ей восхищаюсь.

Татьяна Седакова.
Фото: Александр Васюкович для Имен

Татьяна Седакова, 48 лет: «Люблю работать с больными, потому что могу им помочь»

Я успела поработать и в сфере культуры, и в автобизнесе, а к 40 годам задумалась о смысле жизни. Так, после 16-летнего перерыва восстановила диплом из медучилища, устроилась в хоспис и стала помогать людям, а потом перешла в Красный Крест. 

Вообще, люблю работать с больными, потому что могу им помочь. Больше всего нравится делать перевязки. Был у меня один рекордный подопечный — шесть перевязок на одном человеке! Перевязывала его, час не разгибаясь, потом у самой спина болела.

Кроме медицинских назначений, приходится выполнять и другую работу. Одному дедушке тараканов повыводила. А другому подопечному помогла оформить группу по инвалидности. До этого он сходил с ума в собственной квартире. Подняли его с кресла с волонтерами, а из-под него поползли белые черви. Сейчас этот человек чистый, накормленный и сам ходит в туалет.

Когда приходила от этого подопечного домой, от меня несло бомжом. Муж спрашивал, откуда я пришла. А мне было хорошо, и я чувствовала себя счастливой. Видимо, я просто очень люблю людей. 

В Красном Кресте буду работать, пока позволят силы. Но стараюсь не зацикливаться только на работе. В свободное время занимаюсь вокалом, пишу песни, выступаю на концертах, играю в театре и гоняю на мотоцикле вместе с мужем. Все это отвлекает от ежедневной рутины.

Наталья Ермоленко.
Фото: Александр Васюкович для Имен

Наталья Ермоленко, 40 лет: «В Красном Кресте я научилась получать удовольствие от рабочего процесса»

Я успела поработать медсестрой в детской аллергологии и кардиоревматологии, а затем и в хирургии. Когда с семьей переехали в новый район, стала подыскивать работу ближе к дому. 

Подружка подсказала Красный Крест и сразу предупредила, что работать нужно с пожилыми людьми. Но меня это ни капли не испугало, с ними даже интереснее. К примеру, был у меня 96-летний дедушка, недавно его похоронили. Он как начнет про войну рассказывать, будто на съемочную площадку попадаешь. 

За четыре месяца в Красном Кресте мои подопечные частично сменились новыми, трое ушли из жизни. Честно говоря, я к ним не привязываюсь. Сочувствую им, помогаю, делаю все, что в моих силах, но держусь на дистанции. Иначе можно быстро выгореть. А ведь хочется приходить домой в хорошем настроении и оставлять силы на собственную семью.

В Красном Кресте я научилась получать удовольствие от рабочего процесса. В больнице всех пациентов не охватишь, да и бумажной работы очень много. Здесь у меня всего 6 подопечных в день. Каждому могу уделить внимание, дольше с ними пообщаться.

Кроме медицинских назначений, готовлю кушать, кормлю, прибираю, если надо, попу подтираю. Я в этом плане не брезгливая.

Галина Майборода.
Фото: Александр Васюкович для Имен

Галина Майборода, 67 лет: «Самое печальное, когда старенькие родители досматривают своих детей»

Я по жизни такая зажигалка. Сначала работала медсестрой в отделении анестезиологии, потом — в военном госпитале, после смерти мужа устроилась в отделение реанимации в Венгрии, а затем снова попала на родину в пульмонологию госпиталя МВД. 

Потом у мамы случилась онкология кишечника. Ей вывели в бок колостому и отправили домой. Примерно в то же время мамина одинокая родная сестра слегла от инсульта. Тогда я просыпалась ни свет ни заря, сначала бежала к тетушке, потом — на работу в хоспис, а вечером приглядывала за мамой. И так 10 лет подряд. Так что жизнь научила ухаживать за пациентами. 

В Красный Крест попала больше двух лет назад. Сидеть дома на пенсии совсем не хочется. У меня еще море энергии, да и опытом своим могу поделиться.  

Подопечные иногда мне так настроение поднимут. Прихожу однажды к бабушке, а она сидит расстроенная и выдает: «У меня зуб выпал». Я ее очень удивила, когда сказала радоваться тому, что у нее в 93 года еще есть зубы. 

Самое печальное, когда старенькие родители досматривают своих детей. Я как-то помогала ухаживать за 28-летним парнем с онкологией прямой кишки. Видимо, он никуда не обращался за помощью, а потом стало слишком поздно. Горю родителей не было предела. 

Люди уходят. И это жизнь. Конечно, их жалко, но я стараюсь не пропускать чужую боль через себя. А когда на душе становится совсем тяжело, беру внучек и иду с ними на шоппинг. 

Чем вы можете помочь   

Уже два года ИМЕНА собирают средства на работу проекта «Патронажная служба в регионах», чтобы у тяжелобольных одиноких людей из разных городов Беларуси была помощь. Собранные деньги идут на оплату работы 12 медсестер, которые каждый день ухаживают за 40 людьми. 

Чтобы эти люди продолжали получать помощь, нажимайте кнопку Помочь и оформляйте ежемесячную подписку. Эта сумма будет списываться с вашей карты один раз в месяц. А значит у проекта каждый месяц будут деньги, чтобы продолжать работать и помогать.

Источник: ИМЕНА.

Читать также:

Память одной из известнейших сестер милосердия почтили в Пинском районе

Продолжая дело Флоренс Найтингейл. Как работает медико-социальная служба Красного Креста «Дапамога» на Гродненщине

В Международный день медицинской сестры мы начали публикацию проекта «Анатомия милосердия»

This Post Has Been Viewed 0 Times

Благотворительные пожертвования