«Моя нога — что хочу, то и делаю!» К одиноким старикам в Житковичах вернулись патронажные сестры

«Если бы не наше солнышко Лариса, мы все давно померли бы», — в один голос твердят старушки из небольшого городка Житковичи. Медсестра научила Александровну самостоятельно вставать с кровати и передвигаться по дому, Сильвестровне залечила трофические язвы, а Константиновне помогла «утихомирить» давление. Лариса Федоровна не только следит за здоровьем подопечных, но и готовит для них, стирает, таскает воду из колодца и колет дрова. Она гордится своей работой и не собирается уходить на пенсию.

С нынешними подопечными Лариса Федоровна познакомилась год назад, когда служба милосердия возобновила свою работу в Житковичах благодаря ИМЕНАМ. Уже два года мы собираем средства на оплату 12 патронажных сестер из разных уголков Беларуси. Все они, как и Лариса, ухаживают за тяжелобольными людьми на дому: делают уколы, перевязки, помогают подопечным приготовить еду, приносят лекарства и продукты. Чаще всего, это бабушки и дедушки, у которых никого нет и им нужен постоянный уход. 

*Важно: этот репортаж мы снимали до сложной ситуации с коронавирусом в Беларуси. Как только ситуация стала ухудшаться, все медсестры, ухаживающие за пожилыми людьми, стали приходить к подопечным в средствах защиты. Завтра на нашем сайте выйдет фотопроект о том, как работают медсестры в условиях коронавируса.

«Совесть не позволяла отказать старушкам»

— Сколько себя помню — всегда с велосипедом. В детстве крала велик у старших братьев и училась кататься, а домой возвращалась вся в синяках. Сейчас, когда я еду на велосипеде, сразу забываю, сколько мне лет, — с такими словами 63-летняя Лариса Фролова выкатывает своего «железного друга» из-за угла административного здания, в котором отведена небольшая комнатка Житковичской районной организации Красного Креста. 

Энергичная женщина с легкостью вешает на руль велосипеда медицинскую сумку-укладку в килограмм семь-восемь и спешит на встречу к подопечным. А по дороге рассказывает, как сложилась ее жизнь. 

В детстве Лариса Федоровна любила играть в доктора, а после учебы в медицинском училище мечтала работать в большой-большой клинике. Но так и не отважилась уехать из родных Житковичей — здесь жили ее родители, а сейчас живут и дети с внуками. Два года она заведовала фельдшерско-акушерским пунктом в местной деревне Любовичи, а потом 11 лет проработала медсестрой в детском саду. В Красный Крест женщина попала совершенно случайно, когда детский садик закрыли из-за аварийного состояния:

— Тогда кто-то из знакомых подсказал мне, что в Красном Кресте освободилась ставка медсестры. И сразу предупредили, что на этой работе долго не задерживаются — никто не хочет обслуживать стариков. А когда я сказала, что меня это не пугает, меня сразу же назначили председателем районной организации. Это было неожиданно.

В самом начале обязанности Ларисы Федоровны сводились к сбору членских взносов и координации службы сестер милосердия, которые присматривали за местными стариками. Когда-то эта служба финансировалась государством и процветала. В ней работали несколько медсестер, и все нуждающиеся люди в районе получали медицинскую помощь на дому. Потом финансирование прекратилось, ставки медсестер сократили. А несколько лет назад служба вообще перестала работать.

— Наш процедурный кабинет в центре города закрылся, но бабушки все равно продолжили ходить ко мне на уколы. Формально я не имела права им помогать, но совесть не позволяла отказать старушкам.

Снова работать медсестрой и помогать одиноким старикам Лариса смогла в прошлом году, когда читатели ИМЕН собрали деньги на оплату работы медсестер и служба помощи опять начала работать в Житковичах.

Какой вам дом престарелых! 

— Константиновна! Вы где спрятались? — медсестра без стука заходит в квартиру одинокой 79-летней старушки. Дверь у нее никогда не заперта. «Мало ли что случится, пусть открыта будет», — очень громко отзывается бабуля. У нее проблемы со слухом.

Бабушка с большими голубыми глазами и в разноцветной «хусточке» не понимает, почему на этот раз пришла другая медсестра. Обычно ее проведывает другая медсестра службы Аня, но сегодня у нее не получилось прийти по семейным обстоятельствам. 

— Ваша Анька только вчера мужа похоронила, так сегодня я ее подменяю, — объясняет Лариса Федоровна свой неожиданный видит и просит бабулю освободить руку — сейчас ей будут измерять давление.  

— Ой, пло-о-о-о-хо мне, — растягивает слова Валентина Константиновна и глубоко вздыхает. — Что-то мне вчера сделалось, что я и говорить не могла. Наверное, давление подскочило, а правая рука вообще неживая стала.

Медсестра прислушивается к пульсу старушки: 140 на 70 — это нормальное давление для такого возраста. 

— В престарелый дом пора мне. Уже не могу одна жить, у меня никого нет — ни детей, ни внуков, муж умер пять лет назад, — бабушке хочется с кем-то поболтать и отвести душу. 

— Какой вам дом престарелых, вы у нас еще юная девушка, — подбадривает старушку Лариса Федоровна. — Вы у нас еще красавица и умница. Но если очень хотите, можем оформить вас и в палату сестринского ухода в Турове.

Константиновна отвечает молчанием.

— Всем до единого одиноким пожилым людям трудно, но ехать в палату сестринского ухода они отказываются. Мол, хотят помереть в своем доме, — продолжает рассказ о своих подопечных сестра милосердия. — Самые болевые точки у них — это забота о здоровье и одиночество. 

Лариса Федоровна изо всех сил старается помочь своим бабушкам. Чтобы их порадовать, медсестра готовит им что-нибудь вкусненькое и приносит с собой. Больше всего ее подопечные любят каши и блины. Не у всех бабушек, к сожалению, есть нормальные условия для приготовления еды. 

— К примеру, у Клавдии Александровны, к которой мы сейчас придем, вообще каменный век. У нее нет газа, а на плитке с одной конфоркой еле-еле вода закипает. Не знаю, как она живет. Хорошо, что к ней часто соседка заходит, помогает по возможности. 

«Когда нужно помочь, я забываю про брезгливость»

— Сейчас в Белорусском Красном Кресте я работаю одна всего на полставки — и за председателя, и за медсестру. Просыпаюсь с утра пораньше, готовлю кушать и уже к часам восьми приезжаю к первой подопечной, — Лариса Федоровна не сбавляя скорости, рассказывает о том, как проходят ее рабочие дни. — Когда служба сестер милосердия процветала, у меня было четырнадцать бабушек по всем Житковичам. Сейчас их всего две. Сначала они относились ко мне настороженно, а сейчас уже привыкли и принимают меня, как за родную. 

В Житковичах на помощь Ларисе пришла медсестра из районной больницы. Она взяла на себя уход еще за двумя старушками в городе. Остальные старики в районе вынуждены заботиться о своем здоровье сами.    

Если раньше Лариса Федоровна могла выполнять лишь врачебные назначения, то сейчас круг ее обязанностей расширился. Кроме медицинских забот обязательными стали социальные услуги — стирка, уборка, готовка и многие другие вещи, которые не каждому по силам:

— Если говорить по-чесноку, не очень приятно иметь дело с переносными туалетами. На самом деле я очень брезгливый человек. Но когда нужно помочь, я забываю про брезгливость. Прежде чем сделать укол или дать таблетку, надо расчистить территорию: убрать мусор, принести воды, наколоть дров и затопить печку, убрать каки за бабулей и помыть ее. А еще простую человеческую беседу никто не отменял — это самое ценное для пожилого человека. 

Лариса Федоровна навещает своих подопечных каждый день, кроме выходных. Однако ее телефон всегда доступен для уже успевших стать родными старушек. Они могут позвонить любимой медсестре и поздно вечером, и в выходной день, если нужна какая-то помощь.  

Женщине нравится работать в таком ритме. Она не представляет, чем бы занималась дома без любимой работы. Однако признается, что возраст дает о себе знать:

— Иногда мне уже тяжеловато. Сама мучаюсь от артроза коленных суставов. Врач говорит, что уже поздно пить боржоми, и предлагает смириться. Я так и делаю, тем более, что еще могу выполнять то, что от меня зависит.

Военная дама

В доме Клавдии Александровны черные обшарпанные стены, дыры в фанере на крыше, перекошенная калитка. 

Лариса Федоровна вспоминает, в каком состоянии обнаружила подопечную год назад:

— Прихожу, а вокруг нее — куча грязных тряпок. Лежит в них, как в блиндаже, и не встает. Чтобы добраться к бабуле, сначала пришлось расчистить территорию. Оказалось, у нее очень много разных болезней. Раньше она не могла подняться с кровати, но я ее научила, специальные ходуны ей смонтировали. Сейчас хоть с трудом, но передвигается. 

— Погодите, я сейчас к вам развернусь, — 84-летняя Клавдия Александровна наваливается на железные ходуны и осторожно поворачивается. — Это я с Минском только что разговаривала. У меня там внучка, Настенька… 

Еще три дня назад Клавдия Александровна не могла поверить, что объявится ее внучка и будет созваниваться с ней каждый день. До этого они не общались годами. Дочка Клавдии Александровны живет недалеко, в Мозыре. С мамой она общается только по телефону — жалуется на больные ноги. 

— Как ваше самочувствие? — интересуется Лариса Федоровна. 

— Во, — Александровна показывает «класс» и громко хохочет. — Если бы не наше солнышко Лариса, мы все давно померли бы. Она научила меня с кровати вставать и обратно садиться: как ногами почувствую опору — тогда можно приседать. Правда, иногда я нормально стою, а потом раз — и на полу лежу. Однажды упала на пороге, так мчсники меня всей бригадой поднимали. Такие хлопцы хорошие, красивые и полные, как схватят меня! 

Лариса Федоровна предупреждает Александровну, что сегодня будет ей срезать ногти. А сама берет ведро и быстро выходит на улицу. Тут она опускает емкость на самодельной веревке из рваных простынь в полузаброшенный колодец, а потом сильными руками вытягивает 10 литров воды: 

— Это сейчас по весне вода посветлела, а так я ей пить привозила свою, в «пятилитровиках». У Александровны я могу очень устать. Тут надо и печь растопить, и туалет переносной вычистить, и постирать, и постель сменить. Периодически раздеваю Александровну до гола, сажу на скамейку и мою, как ребенка.  

Раньше Клавдия Александровна не позволяла Ларисе срезать ей ногти, боялась, что та ее поранит. Но спустя время на смену страху пришло доверие. Сейчас бабушка по команде медсестры опускает руки в миску с водой, а потом по очереди сама подсовывает пальцы под ножницы. А в это время делится историей своей жизни:

— Я дама военная. У меня муж был офицером советской армии. В Житковичах мы поселились еще в 1960 году. Я работала продавцом в местном вино-водочном магазине, поэтому меня все знали. С водкой тогда дефицит был. Сейчас все мои друзья приходят ко мне, проведывают. Без мужа я уже 15 лет — умер от онкологии. Одной так тоскливо.  

Когда Лариса Федоровна закончила с ногтями, померяла давление и сахар в крови подопечной. Сегодня все в норме. Потом медсестра растопила печь и подмела пол в доме. 

— Клавдия Александровна, на сегодня все, надо дальше бежать. За коммуналку заплачу вам сегодня вечером, не забуду. Будьте умницей, а завтра с утра вам блинчиков принесу, — прощается Лариса.  

Скоро можно замуж

К следующей подопечной Ларисы Федоровны добираться нужно через все Житковичи. 

— Однажды ходила к Сильвестровне напрямик через чей-то двор, там калитка всегда открыта, — развлекает историями Лариса Федоровна. — А как-то иду проверенной дорогой в том же дворе — и как выскочит из-за угла собака, как бросится на меня. Цапнула за ногу. Пятнышко от зубов до сих пор не зажило, одно хорошо, что бешенства не подхватила. Сейчас на велике объезжаю этот двор вокруг от греха подальше. 

Ухоженный дом 97-летней бабушки Веры Сильвестровны с пластиковыми окнами сильно выделяется на фоне соседских домов. 

— Баба Вера живет как царица. Дай бог каждому в ее возрасте доживать в таком порядке. У нее никого нет — ни мужа, ни детей. За бабулей присматривает племянник. Сделал туалет и ванну в доме. Так к бабушке частенько соседка заходит: и сама помоется, и Сильвестровну в душ отведет. От меня здесь требуется чисто медицинский уход.

Сильвестровна выходит из своей комнаты, одной рукой опираясь на тросточку. С другой стороны ее поддерживает племянник. Он работает дальнобойщиком, а в перерывах между рейсами — живет с бабулей. Худощавая бабушка с седыми тонкими волосами медленно стягивает с себя колготки и вглядывается в Ларису Федоровну:

— Вроде я тебя где-то видела.

— Я же к вам каждый день прихожу, перевязки делаю, — напоминает медсестра. И добавляет: — Хоть Сильвестровна и слабо что-то помнит, зато она и сейчас вам копейки посчитает, не зря всю жизнь проработала бухгалтером на почте. 

Медсестра начинает аккуратно обрабатывать трофические язвы на ноге бабули. Еще год назад они были в трех местах, сейчас остались только в одном. 

— Нога почти зажила, скоро можно замуж выходить, — шутит Лариса. — Главное, руками туда не лезьте.

— Моя нога, что хочу, то и делаю, — бойко выдает Вера Селиверстовна. 

Лариса Федоровна признается, что быстро привыкает к своим подопечным. И потом трудно с ними прощаться: одни умирают, вторые переезжают в дом престарелых, а бывает — забирают в психбольницы. Женщину радует, что на ее работе уход за стариками можно совмещать с общением с молодежью. Ее приглашают в школы, лицеи и трудовые коллективы, она учит, как оказывать первую помощь. 

— На пенсию я пока не собираюсь. Вот когда всех обучу первой помощи, можно будет и про отдых подумать. Да и преемника я себе еще не нашла — не хотят люди выполнять грязную работу. Знаете, я иду в люди, чтобы забыться. Мужа у меня нет, у нас не сложилось. А живу я с сыном. У него тоже семья не удалась, так стал выпивать. Короче тут, на работе, мне проще и веселее.

Улыбка и работа — у нее такой рецепт от жизненных неурядиц. И, как показывает практика, такой рецепт и работает.

Вы можете помочь!

Лариса Фролова работает благодаря ИМЕНАМ. Мы собираем деньги на оплату работы 12 медсестер, которые ухаживают за тяжелобольными людьми в Ивацевичском, Пружанском, Житковичском, Калинковичском, Светлогорском, Вилейском, Осиповичском, Могилевском районах и г. Могилеве.

Нуждающихся в помощи слишком много, а медсестер — мало. В Беларуси 134 700 одиноких пожилых людей. И многим из них нужен постоянный уход.

Благодаря усилиям Белорусского Красного Креста сегодня 194 медицинские и младшие сестры милосердия работают в 52 районах Беларуси и ежегодно помогают около 1 500 человек. Но этого крайне недостаточно. В 66 из 118 районов Беларуси вообще нет медицинских сестер по уходу за тяжелобольными людьми на дому. 

Чтобы помощи было больше, ИМЕНА вместе с Красным Крестом запустили проект «Патронажная служба в регионах». Он работает только благодаря вашей поддержке. 

Нажимайте кнопку Помочь и оформляйте подписку на проект на любую удобную сумму. Эта сумма будет списываться с вашей карты один раз в месяц. А значит у проекта каждый месяц будут деньги, чтобы ухаживать за 40 тяжелобольными людьми.

8 400 рублей — нужно на работу проекта каждый месяц.
4 169 рублей — перечисляют наши читатели каждый месяц по подписке на проект.
Если еще 420 человек будут каждый месяц перечислять на проект 10 рублей или 840 человек — всего по 5 рублей, проект сможет работать постоянно.

Источник: ИМЕНА.

This Post Has Been Viewed 0 Times

Заполни анкету волонтера