«Мальчик кричал всю ночь и звал маму, пока не охрип…» Как живут в больницах дети, от которых отказались родители

В прошлом году страну облетела шокирующая новость: молодая мама из Мачулищей выкинула свою дочку в мусоропровод. Наши медики сумели спасти крохотную Владу от физических травм, но как защитить ребенка от травмы эмоциональной — ужаса одиночества?

Долгие дни в палате Минской центральной районной больницы девочка провела без мамы. Никто не качал ее на руках, не смотрел, как малышка гулит, не целовал в пухлые щечки, не гладил с любовью по голове, не приходил по ночам, когда она плакала от страха и обиды… И таких детей в одной только Минской ЦРБ каждый месяц около десяти. Они остаются в одиночестве не потому, что у врачей нет для них нежности и сострадания, а потому, что у медиков банально не хватает времени. Рабочий график с десятками, а то и сотнями медицинских манипуляций в день не предусматривает часов на укачивание на руках сирот и «отказников», которые стали не нужны собственным родителям. Спасительную миссию в этой непростой ситуации взял на себя Белорусский Красный Крест. Проект под названием «Няня вместо мамы» уже начал работать в больницах Гродненской области и вот-вот запустится в Минской. Как справляются с одиночеством дети, которых оставили родители, читайте в нашем репортаже. Если коротко, то ответ такой: никак.

— Хорошо помню свой первый рабочий день. Я пришла в восемь утра, входная дверь открылась, и я услышала, как двое детей плачут, зовут маму. Это был раздирающий крик. Оказалось, двух мальчиков экстренно изъяли из семьи. Старший братик (ему было чуть больше года) кричал, наверное, всю ночь, у него уже охрип голос, но он все равно продолжал звать маму. Помню картинку: медсестра пытается их успокоить, заболтать, крутится вокруг них, хочет дать что-нибудь вкусненькое, но это не помогает. Двое малышей в 11-й палате стоят в колыбельках, держатся за перегородки и в унисон зовут: «Мама-а-а, мама-а-а!» Я чуть не расплакалась, так это за сердце берет. Мальчиков привезли в больницу сразу после изъятия из семьи, ночью, и в течение трех суток они отказывались есть и даже пить. Я тогда еще не знала, что такие дети поступают к нам в отделение. Пришел к ребенку, полечил, рядом мама, папа, бабушка, дедушка — такая ситуация понятна, так нас учили. Но нас в университете не готовили к тому, что ты приходишь, а этот ребенок не нужен родителям! Но они ему очень нужны, как и ласка, забота, — говорит врач-педиатр, и. о. заведующего педиатрическим отделением Минской центральной районной больницы Анастасия Глаз.

Сегодня палата номер 11 пустует — тот редкий случай, когда в больничных колыбельках нет ни одного сироты младше трех лет. Анастасия как будто извиняется перед журналистами за это: простите, нет трогательных грудничков для вашего сюжета. Слушайте, да пусть журналисты всегда остаются без такого сюжета, лишь бы дети были рядом с родителями, лишь бы их обнимали и гладили любящие руки, лишь бы они не знали, что это такое — кричать в ночи, когда никто не придет!

— Помните девочку Владу, которую мама выбросила в Мачулищах в мусоропровод? Малышка лежала у нас, в этой самой палате. Мы оформляли документы для передачи в опекунскую семью. Острый лечебный период девочка провела в Минской детской областной больнице, а затем ее перевели к нам. Вот тут была ее колыбелька, как сейчас помню. Эти игрушки мы повесили специально для девочки. У Влады было переохлаждение и тяжелые травмы из-за того, что она летела с седьмого этажа и постоянно ударялась о стенки мусоропровода. Но девочке повезло: мусорные баки были полные, она упала на мягкий мусор и выжила. Мы проводили всю необходимую физическую реабилитацию: массажи, консультации неврологов, медикаментозная поддержка. В итоге ее забрали в семью, все закончилось хорошо. Но. Я наблюдала эту девочку и хорошо помню, как проводила обход. Влада вела себя тихо, спокойно, играла сама с собой. Когда к ней заходили, так улыбалась! У нее прямо глазки сразу начинали светиться! Было видно, как ей не хватает общения. Медсестры общались с ней, когда кормили и переодевали. Но это 15—20 минут, а дальше? Она на два часа до следующего кормления оставалась одна. Я зайду ее проведать, поговорю с ней, но это тоже недолго. Она не могла осознавать своего положения в силу возраста, но у этой малютки были такие умные глаза, что мне казалось: она все прекрасно понимает. Столько грусти было в этих глазах…

По словам Анастасии, каждый месяц в ее отделение попадает от семи до десяти детей с непростой судьбой — сирот, детей из социально-педагогического центра и младенцев, от которых матери отказались в роддоме. В какой ситуации детей изымают из семьи и везут в больницу? В прошлом месяце, например, доставили мальчиков, которые не ели три (!) дня. Еще частый случай — это бронхит и пневмония. Малыши просто замерзают, оставленные родителями в неотапливаемом доме. В таком случае детей на время помещают в социально-педагогический центр, а родителям дается шесть месяцев, чтобы изменить свою жизнь: обустроить жилище, найти работу, завязать с алкоголем. Затем комиссия решит, сохранять родительские права или нет. В больницу детей привозят, чтобы исключить опасные заболевания, собрать необходимые медицинские документы или провести лечение. В Минской центральной районной больнице целых две палаты для таких детей.

— Эти мальчики и девочки в три года не умеют держать ложку, в пять лет — писать буквы, даже карандаш в руках держать не могут. Учить ребенка обращаться с ложкой и показывать, как правильно жевать, — для этого нам не хватает рук. Представьте, зимой в отделении обычно под 40 человек, и всем необходима медицинская помощь, которую мы обязаны оказать. Как тут все успеть?.. Кроме того, в первые дни после изъятия из семьи дети испытывают сильнейший стресс. Им нужна психологическая поддержка и забота, а медсестра не может приходить каждые две минуты, чтобы обнять и успокоить. Помню, когда я еще была здесь в интернатуре, садилась в обеденный перерыв и читала детям сказки, пока они не заснут. Но реальность такова, что в рабочем ритме никто не станет читать сиротам сказки. Поэтому мы очень рады, что Красный Крест готов предоставить нам няню. Мы прямо воодушевились! Сейчас некому вывести малышей на прогулку, взять за ручку и сводить на процедуры. А деткам до года так важен тактильный контакт! Для этого нужен отдельный человек: поднять на ручки, погулить с ними. Часто к нам поступают детки 6—7 месяцев, и неврологи ставят им задержку развития, но это просто следствие социальной дезадаптации. Детьми никто не занимался! Естественно, они не будут ходить в год, а начнут в два. Но это не их вина. Или вот детки 6—7 лет — в летние каникулы ими тоже нужно заниматься: читать, рисовать, лепить, раскрывать способности. Так что няня нам очень нужна! Она могла бы заменить маму.

Прямо сейчас в больнице восемь детей, которые остались без родителей. Семеро из них попали сюда через социально-педагогический центр, а это означает, что их семьи официально в «социально опасном положении». Тем не менее мамы и папы не лишены родительских прав. Поэтому мы не можем снимать их лица и рассказывать истории. А вот пятилетний Сережа — сирота из детского дома в Ждановичах. Он заболел и оказался в больнице. Один. И статистика беспощадна к этому русоволосому мальчику с большими глазами: в Минской ЦРБ еще ни разу не усыновляли детей старше года. А Сереге уже «целых» пять.

— Он очень хороший малыш, такой самостоятельный, сам за собой смотрит! И все-таки видно, как ему не хватает внимания и заботы, которые мама дает сыну: Сережа не очень хорошо разговаривает, неуверенно держит ложку. Как невидимка, он ходит здесь по коридору, — описывает маленького пациента Анастасия Глаз. — Такой замечательный, нежный мальчик, он очень любит обниматься и трущить печеньки (улыбается. — Прим. Onliner.by). Здесь, в больнице все его подкармливают. Врачам и медсестрам жалко Сережу, мы стараемся помочь ребенку, принести хотя бы какую-то маленькую радость. Поэтому даем печеньки, конфетки. Но на самом деле ему не это нужно. Когда к другим детям приходят родители, Сережа очень тяжело это переживает. Его ведь никто не навещает, а ему хочется обычной человеческой ласки. Помню, к одному мальчику приходила бабушка, увидела Сережу, который один сидел на скамеечке, и говорит: «Иди и ты сюда, садись ко мне на коленки». Обняла его. Это была минута радости для парня. Вот бы каждый день приходила няня и обнимала Сережу!

Удивленный вниманием журналистов, Сережа засмущался и не сразу понял, чего хотят от него эти взрослые. «Зайка, покажи, как ты собираешь кубики». А, ну теперь-то другое дело: они хотят со мной поиграть! Другие дети уже в год или два прекрасно знают, что такое смартфоны и селфи, и прекрасно понимают, когда их фотографируют. Но не этот малыш. Он так и не понял, что его изображение появилось на большом экране. Когда мы ушли из палаты, Сережа сначала спокойно сидел один, а потом вдруг заплакал. «Что случилось, зайка?» Даже несмотря на неразборчивую речь маленького Сережи, мы очень четко услышали ответ: «Меня оставили». Черт, слушать такое и понимать свое бессилие — невыносимо!

— Проект «Няня вместо мамы» создан для того, чтобы сделать сострадание, милосердие и сочувствие вполне реальными, облечь в земную форму. Вы просто представьте, какой это стресс для маленького ребенка: он оказывается в больнице совершенно один, разлученный со своей семьей, и не понимает, что происходит. Ребенок никогда не должен чувствовать, что он одинок. И это понимают окружающие. Больницу посещали прихожане из церкви, монашки, просто чтобы посидеть с сиротами. Но эти люди приходят и уходят, а нам нужен человек на постоянной основе. Поэтому мы открыли вакансию няни. В Гродно такие няни работают в детских больницах уже больше года, пора и Минску подключаться. Мы ищем женщину, которая сможет отдавать часть себя, а не просто приходить и отбывать время. Няню для Красного Креста мы будем выбирать так, как если бы выбирали для собственных детей. Да, мы предлагаем совсем скромную зарплату. Но в Красный Крест всегда приходят особые люди — небезучастные, готовые отдавать, проявлять милосердие, воспринимать чужую боль, как свою. Мы держимся на волонтерах, — подчеркивает председатель Минской районной организации Красного Креста Наталья Митилович. — Мы рады, что начинаем наш проект с Минской центральной районной больницы. Очень приятно сотрудничать с коллективом во главе с Гариком Барсамяном. Слушайте, мы далеки от того, чтобы заниматься пустой лестью, и хотим сказать: здесь работают действительно открытые, сердечные люди! Наша идея попала на благодатную почву. В больнице скоро откроется новый корпус с игровой комнатой — и появление няни будет долгожданным.

— Последнее, что я хочу сказать: реализация даже самых лучших идей невозможна без финансовой платформы. Благодаря проекту «Няня вместо мамы» у нас появилась возможность стартовать. Ну а дальше благодаря неравнодушным людям, волонтерам Красного Креста мы сможем расширять проект, развивать его, работать дальше. У нас много подобных идей, которые требуют финансовых вложений, а еще поддержки и простого человеческого понимания, — вздыхает сотрудница Красного Креста. — Тех, кому нужна помощь, гораздо больше, чем наших волонтеров. Не хватает кадров, людей, которые готовы выполнять такую работу. Можно не видеть, не замечать проблему раз, другой, но рано или поздно она постучится к тебе. Поэтому любая помощь нам очень важна.

Поддержать проект Белорусского Общества Красного Креста «Няня вместо мамы» вы можете несколькими способами.

Первый — с помощью кнопки «Пожертвовать» на официальном сайте общества redcross.by. Все поступившие до 30 сентября 2017 года онлайн-пожертвования будут направлены на реализацию проекта «Няня вместо мамы».

Второй — через ЕРИП. Для этого нужно выбрать в дереве ЕРИП «Общественные объединения», «Помощь детям, взрослым», «Белорусский Красный Крест», «Секретариат Красного Креста», «Благотворительный взнос», код акции «Няня вместо мамы» 9017. Все средства, поступившие по этому коду, будут направлены только на реализацию этого проекта.

Третий — через WebPay на сайте проекта «Имена», который организовал сбор средств.

Источник: Onliner

This Post Has Been Viewed 345 Times

Заполни анкету волонтера