Кто такие сестры милосердия и о ком они заботятся

Первые общины сестер милосердия Красного Креста появились на территории современной Беларуси еще в XIX веке. Тогда их основной задачей была подготовка женского санитарного персонала для ухода за больными и ранеными как в военное, так и в мирное время. За прошедшие годы изменилось многое, и сегодня список дел сотрудников медико-социальной службы Белорусского общества Красного Креста «Дапамога» включает в себя десятки пунктов, связанных с оказанием медицинской и социальной помощи на дому пожилым и одиноко проживающим людям, людям с инвалидностью и тяжелыми хроническими заболеваниями. Сделать укол, измерить давление, обработать пролежни, умыть, переодеть, сменить постельное белье, провести уборку жилья, приготовить еду, сходить в аптеку и магазин, оплатить коммуналку. И, конечно же, просто поговорить по душам, рассказать последние новости, обсудить полюбившийся сериал. А порой — держать за руку до последнего вздоха…

Здесь не бывает ненужных дел и слов: свою сестричку подопечные часто воспринимают как самого родного и близкого человека, которому доверяют и с которым готовы общаться сутками напролет. Кто соглашается на эту тяжелейшую в физическом и психологическом плане работу? И почему мы никуда не уйдем от развития интегрированного подхода в оказании помощи на дому? Беседуем об этом с Генеральным секретарем Белорусского Общества Красного Креста Ольгой Мычко.

— Ольга Викторовна, обеспечение достойного качества жизни пожилых и одиноких людей всегда в приоритете вашей организации. Но, как говорится, помощи много не бывает.

— Руки нужны всегда. А к рукам — голова и сердце, которые могли бы эту помощь оказывать, избегая формальностей. Знаете, в чем проблема современной медицины во всем мире? Мы не лечим Иванова, Петрова или какую-нибудь миссис Смит. Мы лечим гипертонический криз, пневмонию, бесплодие. А у наших сестер милосердия на попечении как раз конкретные Ивановы и Петровы. Со своими жизненными перипетиями, с окружением, которое тоже максимально старается помочь. Вокруг одного больного человека — семеро мужчин и женщин, которые задействованы в его жизни. И часто нужно оказывать помощь не только тому, кто прикован к кровати или инвалидной коляске, но и его ближнему кругу. Ведь помощь — понятие многогранное. В понедельник это может быть информационная поддержка: как узнать, где купить те или иные лекарства, получить бесплатно подгузники. В среду — физический труд: нужно вымыть полы, сходить в магазин, приготовить еду, чтобы дать хоть какую-то социальную передышку тем, кто ухаживает за инвалидом изо дня в день. В пятницу — психологическая разрядка: просто быть рядом, разговаривать, поддерживать, поднимать настроение.

— В нашей стране созданы сильные системы здравоохранения и социальной защиты, каждая из них выполняет свои функции. Достаточно вспомнить о социальных работниках, патронажных медсестрах.

— Это так, но, к сожалению, в некоторых моментах возникает пробел, который не покрывается отдельными государственными или общественными структурами. Красный Крест находится на стыке этих двух систем и вносит свой важный вклад в оказание помощи тяжелобольным людям на дому. Наша организация подписала соглашения с Министерством труда и социальной защиты и Министерством здравоохранения. На местах наша медико-социальная служба тесно взаимодействует с территориальными организациями здравоохранения, с участковыми врачами, с центрами социального обслуживания населения. Помощь, которую оказывают сестры милосердия, — долговременная, в среднем около пяти лет. Как правило, они обслуживают подопечного до конца его жизни и помогают ему достойно покинуть этот мир.

Есть в нашей работе и элемент кейс-менеджмента, когда работник становится координатором услуг. Если нужно решить вопрос с оформлением инвалидности, с опекой, сестра милосердия часто берет это на себя. Порой случается и такое: помогает подопечному наладить контакт с родными и близкими, друзьями, соседями. Такие вопросы, казалось бы, никак не связаны с нашими прямыми функциями, но уникальность этой работы в том и состоит, что медицинское неотделимо от социального.

Шесть медицинских сестер милосердия Белорусского Красного Креста получили международное признание и удостоены медали имени Флоренс Найтингейл — самой почетной и высшей награды для сестер милосердия во всем мире. Ее получили:

  • Нина Близнюк (2009 год),
  • Людмила Леликова (2011 год),
  • Ольга Гейцева (2013 год),
  • Тамара Терешина (2013 год),
  • Изольда Семушина (2013 год),
  • Галина Кулагина (2019 год).

— Сколько в стране сестер милосердия Красного Креста и что это за люди?

— Сегодня это совсем небольшая цифра — 225 работников. Все они — представительницы прекрасного пола (хотя одно время у нас работал один брат милосердия). В основном — старше 50 лет, которые либо уже находятся на пенсии, либо совмещают работу в нашей организации со своей основной деятельностью. И вот этими силами ежегодно медико-социальную помощь на дому удается оказывать почти 1500 пациентам. Хотя, если учитывать, что в стране порядка 125 тысяч человек нуждаются в услугах сестер милосердия, в среднем на каждую из наших самоотверженных женщин приходится около 60 подопечных.

— Нагрузка просто нереальная…

— И это только если вести речь об инвалидах. Но не стоит забывать, что мы постепенно приближаемся к отметке в 20% пожилого населения, а это означает, что одиноких и одиноко проживающих пожилых и престарелых людей становится все больше. В то же время, если двое стариков живут вместе и либо не имеют детей, либо их дети и внуки живут далеко, они тоже нуждаются в присмотре.

Зачастую престарелые матери и отцы категорически не желают переезжать к своим ближайшим родственникам, хотят дожить и умереть в своем доме, так что не нужно огулом обвинять сыновей и дочерей в преступном равнодушии к судьбе родителей. Например, сын каждую неделю в выходные ездит за сотни километров от дома в деревню, чтобы проведать 85-летнего отца, проводит у него часть отпуска, праздники. Но он не может бросить в другом городе семью и работу, чтобы вернуться в отчий дом и досматривать близкого родственника. Поэтому на помощь приходит сестра милосердия.

Есть и другие примеры. В частности, совсем старенькая жена самоотверженно ухаживает за лежачим мужем, но она сама в таком состоянии, что ей нужно помогать спускаться по лестнице, ходить в магазин. Дети у этой пары умерли, внуки разъехались по другим странам, а супруги и слышать не желают о том, чтобы переехать к кому-то из них.

Хватает в жизни историй, в которых трудно найти правых и виноватых. С одной стороны — родительский эгоизм, с другой — человек имеет право жить и умереть там, где он хочет. И в идеале каждому нужно помочь.

В 2019 году исполняется 55 лет со дня формирования медико-социальной службы Белорусского Красного Креста.

— В Беларуси более 3000 общественных и около 800 организаций, которые позиционируют себя как гуманитарные. Неужели нельзя привлечь силы со стороны?

— Вопрос не в том, чтобы сделать медико-социальную службу, что называется, колоссальной. Но до 2002 года, когда эта система поддерживалась рублем, у нас работало больше тысячи таких сотрудников. На данный момент осталось только 67 ставок, финансируемых за счет бюджета (их удалось создать благодаря системе государственного социального заказа). Остальные сестры милосердия получают зарплату за счет членских взносов, спонсорской помощи, безвозмездных пожертвований от граждан, коммерческих структур. И люди не особенно рвутся идти на зарплату в 350 рублей, тем более что чаще всего с ними заключаются договоры подряда, а не трудовые контракты сроком на 3—5 лет. Это объяснимо: бюджет формируется на год, и если в следующем году ставка не будет утверждена — что делать с работником? С другой стороны, нельзя оставить этот вопрос исключительно на откуп государственным институтам здравоохранения и социальной помощи, они и так делают свою работу. Да, наилучший вариант — задействовать общественные организации, максимально вовлекать людей в гуманитарные процессы. Социальные проекты и социальные инициативы нужно поддерживать на местах.

— Каким образом заинтересовать людей, далеких от проблем одиночества и старости?

— Поверьте, у нас хватает людей зрелого возраста и молодежи, которые хотят быть задействованы в благотворительном процессе. Кто-то просто не знает — как. Одни в состоянии помочь материально, другие готовы предоставить то, о чем мы говорили в самом начале, — руки, сердце, голову. Нужно готовить общество к тому, чтобы оно могло определить свою точку приложения в вопросах милосердия. Выход — создание инициативных групп на местах, в конкретном городе, районе. Чтобы показать человеку, где он может быть применим, где он нужен.

Большинство нормальных людей, которые не больны и не живут только ради себя, готовы не только брать, но и отдавать. Возможностей сделать что-то полезное для общества, для конкретного человека и для себя лично — тысячи. Кто-то организовал для пенсионеров кружок любителей скандинавской ходьбы — это же отлично! Кто-то занялся обустройством спортивного детского городка — на здоровье! Кто-то хочет готовить горячие обеды для бездомных — ради Бога! А есть и те, кто настроен помогать людям на дому. И мы обучаем волонтеров навыкам первой помощи и ухода за тяжелобольными пациентами.

— То есть нужно дать больше свободы общественным организациям?

— Больше правильной свободы. Должно быть регулирование на уровне запросов общества «снизу» — в сельсовете, районе, городе. Как депутат Палаты представителей Национального собрания я обязательно буду ратовать за разработку закона об общественно-полезной деятельности. Нужно четко определить, что включает в себя это понятие, пояснить, как в такую деятельность вовлекаются люди, дать четкий ответ, кто такие волонтеры и какими правами они обладают. Ведь очень многих мужчин и женщин, студентов, которые реально хотят помочь во время, к примеру, весенних паводков, просто не отпускают с работы или с учебы. А как тогда поддерживать инициативных людей, которые готовы взять несколько дней за свой счет, посвятить свое время гуманитарной деятельности? Как вообще в таком случае развивать в обществе понятие милосердия? Оно что, должно быть исключительно без отрыва от производства? Доброе дело нельзя делать строем. Нельзя требовать отчета за человечный порыв. Нужно суметь организовать процесс так, чтобы благие намерения не потонули в пучине бюрократизма и зарегулирования.

СПРАВОЧНО:

Помощь нуждающимся Белорусский Красный Крест оказывает на безвозмездной основе. Обеспечить это позволяют разные источники финансирования: до 2002 года это были государственный бюджет и финансовая помощь со стороны Швейцарского Красного Креста и Международной Федерации Обществ Красного Креста и Красного Полумесяца. С 2002 до 2013 года служба работала исключительно за счет членских взносов, пожертвований и внутренней спонсорской помощи. В 2012 году была принята новая редакция закона о социальном обслуживании и внедрен механизм государственного социального заказа, который позволяет привлекать некоммерческие негосударственные организации к оказанию социальных услуг на основе государственного финансирования из средств местного бюджета. Осуществляется это на конкурсной основе. В районе местные органы власти проводят анализ социально-демографической ситуации, определяют приоритетные потребности населения, определяют объем финансовых средств, которые можно выделить на государственный социальный заказ. Затем составляется техническое задание на социальные услуги или проекты, проводится конкурс и выбор поставщиков услуг. Белорусский Красный Крест активно участвовал в инициативе подготовки и внедрения госсоцзаказа в нашей стране и стал пионером его реализации. В 2013 году в Гродно был проведен конкурс на оказание услуг медико-социальной помощи, профинансирована одна ставка медицинской сестры милосердия, и это стало апробацией новой системы. С тех пор организация реализовала около 140 договоров на выполнение государственного социального заказа по оказанию услуг нуждающимся категориям населения. Задействованы все области и город Минск, более 50 районов страны.

ФОТО: архив БОКК.

Видео: Беларусь 24.

Текст: СБ. Беларусь сегодня

This Post Has Been Viewed 0 Times

Благотворительные пожертвования