Как люди с психическими расстройствами возвращаются к жизни. Спойлер – не всегда удачно

– Леша! Леша! Позовите Лешу! Лешу позовите! Леша, иди сюда! Давай в теннис! – Сергей похож на богатыря – большой и добрый. А еще быстрый и шумный, и смех у него заразительный. Когда-то он был ученым. Но потом случилась шизофрения. Сейчас он постоянный гость «Открытого дома» – центра, в котором поддерживают людей с психическими расстройствами.

Центр занимает несколько помещений. В самом большом находится теннисный стол, за которым Сергей сейчас отчаянно проигрывает Леше. В другом – поменьше – есть книжный шкаф, на стенах висят картины, на полках стоят поделки. Здесь люди рисуют, общаются, читают и смотрят телевизор.

В течение ближайших нескольких часов мы не раз услышим оттуда смех. Тут есть кухня и даже «кафе»: маленькие столики расставлены по периметру комнаты. За одним из них двое что-то тихо обсуждают. А мы направляемся в кабинет к психологу Марии Жоровиной.

– На первый взгляд ничего сверхъестественного у вас не происходит. Люди просто отдыхают. В чем секрет?

– Главное, чего не хватает людям с психическими расстройствами, – внимание. Чтобы сделать жизнь человека с психическим расстройством лучше, не надо никаких суперзнаний, способностей и особенных действий. Просто надо по-человечески относиться – вот и все.

Что такое Клубный дом?

У нас хорошая атмосфера. Люди приходят сюда в первую очередь за общением. Мы открыты с 10 до 19. Человек может прийти и уйти, когда захочет. Первое время обычно человек просто молча наблюдает за всем, и его никто не трогает.

Но рано или поздно предложат сыграть в настольную игру. Или позовут на мастер-класс по рисованию, на вокал, занятие по йоге, танцы. Активностей много – через них люди знакомятся, сдруживаются.

К нам каждый день приходит человек 20-25, и 15 из них – постоянные посетители. Часто они встречаются и за пределами центра. Не было ни одного случая, чтобы человек перестал ходить, потому что его здесь не приняли.

А как обычно в жизни? В таком человеке никто не видит личность – видят его болезнь. Один наш посетитель отлично общался с соседями, пока не рассказал, что у него шизофрения. Он ничего не сделал, ничего плохого не сказал. Но соседу это неважно, он услышал диагноз и сразу изменил отношение.

– Даже постоянно к психологу ходить не надо?

– Все по желанию. Часто люди решают серьезные проблемы благодаря помощи психолога. Одна наша посетительница после таких консультаций восстановила общение с дочерью.

Но консультация не всегда нужна. Человек знает, что он здесь в безопасности. Уверен, что может говорить все. И никто не запаникует, не отправит его в больницу, не вызовет скорую. Часто ему достаточно просто выговориться. И неважно кому – мне или другому посетителю. А иногда и говорить не надо: я работаю с документами, а он сидит рядом. И уже от этого ему становится легче.

– Человек ходит к вам какое-то время, находит друзей. И что потом?

– У нас много так называемых выпускников – людей, которые вернулись к обычной жизни. Например, одна женщина после больницы 4 года вообще не выходила из квартиры. Потом через усилие стала «приводить» себя к нам. Сидела и молча смотрела на часы. Через полчаса с облегчением прощалась и уходила.

Но постепенно включилась в занятия, взбодрилась, стала за собой ухаживать. Ей начало нравиться быть в центре, она сама себе стала нравится. А потом нашла работу бухгалтера, встретила мужчину. Сейчас у нее самая обычная жизнь.

Похожих примеров – масса. Есть, конечно, и более грустные истории. Болезнь часто меняет многое, не всегда все удается наладить.

– А сам человек меняется?

– Большинство наших посетителей – люди с шизофренией и биполярным расстройством, поэтому буду говорить про них. Болезнь их меняет, но не так, как обычно думают. После выписки человек должен принимать лекарства, наблюдаться у врача. У этих лекарств есть побочные эффекты. Многие посетители рассказывают, что им стало сложнее сосредоточиться, тяжело размышлять, они медленнее говорят, становятся сонливыми. Кто-то меняется внешне – поправляется.

Но его личность – та же. Он такой же, как и был, только, например, стал медленнее. Он ведет себя неадекватно только во время обострения. Но во-первых, если у него обострение, он едет в больницу.

«Вот это – я, а вот это – болезнь»

А во-вторых, обострение не случается за одну минуту. Всегда есть предвестники: человек начинает плохо спать, у него меняется аппетит, он становится очень быстрым или раздражительным. Кто-то начинает слышать голоса.

И люди знают про эти симптомы. Они разделяют: вот это – я, а вот это – болезнь. И идут к врачу, чтобы назначили другие таблетки или дали укол. Поверьте, тот человек, который побывал в открытом космосе под названием «острый психоз» или пережил клиническую депрессию, никогда не захочется вернуться в это состояние.

Так что те люди с психическими расстройствами, которые живут дома, ходят по улицам и приходят к нам – обычные люди, такие же, как все.

– Как человек заболевает?

– Когда я спрашиваю, когда человек заболел, обычно он называет год. Потому что все начинается постепенно. А причины у всех разные. У кого-то – несчастная любовь. Есть те, кто не выдержал стресс на работе. А бывает, человека просто избили на улице, он получил травму головы и очнулся уже в другой жизни.

Есть среди наших посетителей и ученые, и изобретатели, и бывшие студенты. Такие же люди, как все, просто в какой-то момент обстоятельства оказались сильнее их.

Если бы во время жуткого стресса он осознал, что у него начинаются проблемы и сходил к психологу, все могло бы быть иначе. Но обычно люди игнорируют первые звоночки, отрицают все. А бывает, что родные говорят: «Ты выдумываешь».

– И что, больница – это такая точка невозврата? Или после того, как человек вышел из больницы, он может сразу вернуться к обычной жизни?

– Обычно вся жизнь меняется. Объективная причина – это побочки от лекарств, о которых я уже говорила. Но это не самое сложное: лекарства совершенствуются, доза снижается и человеку становится легче.

Но есть субъективные причины – куда более сложные. И связаны как раз с тем, как этих людей воспринимает общество. Типичный случай, это когда друзья отворачиваются, с работы увольняют, семья рушится. И что самое ужасное – человек тоже себя не принимает. Ему стыдно. Хоть это – болезнь, он в ней не виноват, но ему стыдно. Он закрывается дома, решает, что его жизнь закончилась. И уже непонятно, почему ему плохо: из-за лекарств, или из-за одиночества и потери смысла.

– Давайте по порядку. Почему люди остаются без работы?

– Кто-то не может работать по показаниям. Но он и не будет искать, а станет жить на пособие по инвалидности.

«Мы не можем сказать: “Не переживай, все будет хорошо”» 

Есть люди, у которых нет инвалидности. То есть врачи официально признают, что человек может работать. Да, человек пьет таблетки. Но многие люди пьют таблетки из-за разных болезней. Таблетки – гарант того, что все будет в порядке. Но он стоит на учете в психоневрологическом диспансере, работодатель узнает и отказывает.

У нас был недавно случай. Наш посетитель воспрял духом, пошел устраиваться на работу грузчиком. У него была рабочая группа инвалидности, его готовы были брать. Но когда работодатель услышал, что инвалидность из-за психиатрии, отказал.

И у мужчины – откат. Опять апатия. И сказать: «Не переживай, все будет хорошо» – мы не можем. Потому что мы не знаем, как будет. Предлагаем что-то делать у нас, чтобы он почувствовал, что может быть полезен.

– Почему личные отношения рушатся?

– Очень часто – не из-за болезни. А из-за того, что человек сам себя накручивает, думает, что он теперь обуза.

А построить новые отношения сложно. Парню, чтобы сводить девушку на свидание, нужны деньги. А многие из них не работают, денег у них нет. На этом все и заканчивается.

Иногда бывают радостные истории. Например, у нас в центре не так давно появилась пара. Эта любовь очень вдохновила мужчину. Он раньше думал, что не может работать из-за побочек – слишком сильная сонливость по утрам. А влюбился, и вставать утром – уже не проблема. Сейчас эта пара живет и даже работает вместе.

Как правило, после больницы люди сильно сужают круг общения. Одна мама 14 лет никому не рассказывала на работе, что ее дочь болеет. Вторая – даже родным сестрам не говорила о проблемах сына. То есть знали только она и сын.

А это тяжело – жить один на один со всем этим. У нас есть группы взаимопомощи: одна для родственников, одна – для посетителей центра. Они очень популярны. Люди даже из других городов едут, чтобы просто поговорить, рассказать свою историю. Говорят и плачут, плачут…

«Диагноз – это не весь человек» 

– Получается, что «Открытый дом» – это такая модель общества, где нет стигмы. И если бы так было везде, всем было бы лучше?

– Думаю, да. Вот недавно смотрела «Вечерний Ургант» с Билли Айлиш. У нее зеленые волосы, свободная одежда и интервью она давала с ногами в кресле. Никто не удивлен, все это принимают.

А теперь представьте Машу с шизофренией, которая как Билли Айлиш. Это будет сразу – вызывайте скорую.

Люди с психическими заболеваниями – самая стигматизированная часть общества. Человек на инвалидной коляске может открыть свое лицо и рассказать о своих проблемах. Человек с шизофренией – нет. Нужна смелость, чтобы такое сделать. Потому что кто-то обязательно скажет – «ай, псих». Вот как в случае с Гретой Тунберг. Девушка говорит разумные вещи, но люди их не слышат, потому что у нее есть диагноз. Это очень грустно. Диагноз – это не весь человек.

Источник: City-dog.

Читать также:

«Ем только зеленые бананы, боюсь бабочек и летать в самолётах». Более 200 белорусов поделились своими странностями во время флэшмоба

Что такое «F20» и почему его боятся? Фильм белоруса повезут на международные кинофестивали

This Post Has Been Viewed 0 Times

Заполни анкету волонтера