Гостем будешь?

Три года назад в рамках проекта «Поддержка людей с психическими заболеваниями» благодаря финансовой помощи Исландского Красного Креста и МИД Исландии мы создали центр «Открытый дом», а всех, кто приходил туда, стали называть гостями. Ира тоже наша гостья. После болезненного развода она почти 7 лет не выходила из квартиры и, как сама позже призналась, не стремилась (а может не могла?) ничего поменять. Сейчас Ира вновь замужем, осваивает профессию бухгалтера, строит планы. Накануне Всемирного дня психического здоровья мы попросили ее рассказать, как проходила реабилитация и как «Открытый дом» помог посмотреть другими глазами на мир вокруг.

Когда врачи с помощью таблеток вернули меня в реальность и голоса в голове перестали отдавать приказы, вдруг остро осознала свое одиночество. Вопросом, почему все так, с тех пор как муж ушел к другой женщине, больше не задавалась. Когда это произошло, много времени посвятила тому, чтобы обдумать его поступок. Собственно, из-за переживаний и оказалась в тупике, из которого выбраться в здравом уме было уже невозможно.

С Колей (имя изменено) мы были знакомы с начальных курсов института. Это была первая любовь и, казалось, она на всю жизнь. Считали друг друга командой: я помогала ему с учебой, а он вселял в меня уверенность в завтрашнем дне. Замуж позвал на втором курсе. Коля был красивый, целеустремленный, веселый, и я, конечно, согласилась. Сейчас почти не злюсь на него. Понимаю: тысячи мужчин по всему миру бросают жен с детьми ради других. Это происходит совсем не потому что те женщины лучше. А просто происходит. И совсем не обязательно обращаться к психиатру, чтобы осознать: предатели, увы, существуют, а раз они существуют, должны существовать и те, кому придется их прощать.

10994584_453330758155250_4695849731828232317_n

Дерево любви в «Открытом доме»

Мне было чуть больше двадцати, у меня была маленькая Катя (имя изменено),  но не было подруг и отсутствовало  взаимопонимание с родителями, поэтому, как оказалось, я была совершенно не готова к жизни, где нет мужа, с которым много путешествовали, строили дом, растили дочь и проводили вместе выходные.

Я говорила: «На чужом несчастье счастья не построишь». Наверное, поэтому Коля не решался уйти сразу и жил на две семьи: на ночь уезжал, утром возвращался, чтобы отвезти меня на работу, а дочку в сад. Вечером привозил нас обратно и уезжал к другой женщине вновь. Так продолжалось примерно год, а потом он исчез. Как исчез? Внезапно. Просто не приехал и все. Ничего не сказал. Я даже заявление в милицию писала о том, что человек пропал. Там мне и рассказали, что он уехал на заработки в другую страну. Вернее, мне рассказали, что его новая сожительница сообщила, что он уехал на заработки в другую страну.

Я не плакала. Чтобы не так сильно переживать, выходила по вечерам на пробежку, занималась физическим трудом, ходила в бассейн – словом, всячески отвлекалась, но в голове крутился всего один вопрос: почему все так? Ответа не было, а ком в груди рос. Десять лет назад стать разведенной женщиной было стыдно. Очень стыдно.

Помню, как после очередной попытки сублимировать энергию, не выдержала и обессиленная упала на диван. В комнате играло радио. В какой-то момент мне показалось, что диктор говорит о моем разводе. Затем как-то на улице мне опять показалось, будто все люди знают о моем разводе и только о нем говорят. Осуждают меня. На работе стало неуютно в компании коллег. Каждый взгляд казался едким, каждое слово — колким. Несмотря на усилия, затраченные в университете (у меня красный диплом), конкуренцию на пути к должности, пришлось уволиться. И вот через полгода внутренней борьбы я проснулась утром в хорошем настроении, но, к сожалению, не в реальном, а в сказочном мире.

13245502_644845579003766_6148141743461243297_n

Игрушка, сделанная руками одного из гостей «Открытого дома»

В детстве я очень любила сказки, наверное, поэтому сознание, чтобы избавиться от переживаний, переместило меня в волшебный мир. Несмотря на то, что для других людей он не существовал, для меня все было вполне реально. Мама стала волшебной феей, которая изредка прилетала, менее приятные люди – злыми волшебницами. А я была королевой, дочка – принцессой, и мы спокойно ждали, когда от одиночества нас спасет принц. Все домашние дела выполняла словно во сне, за покупками ходила с выдуманными подругами. С ними же мы обсуждали фильмы, слушали музыку. И вот как-то раз, когда я привела Катю в сад, мои вымышленные советчицы сказали, что дочке плохо среди детей, и велели наблюдать за ребятишками. Через час ко входу подали карету скорой помощи…

В больнице практически никто не навещал. Выписали примерно через три месяца. И вот я вернулась в квартиру, где когда-то была счастлива. Лекарство действовало, розовые очки были сняты, но плакать по-прежнему не могла. Заперев семейную квартиру и дверь в прошлое на замок, я собрала вещи и ушла жить к маме. Следующие семь лет я провела в родительской квартире, выходя только на прием к психиатру.

img_9684

Рисунок одного из гостей «Открытого дома»

В 2013 году доктор рассказала мне про «Открытый дом», который недавно создал Белорусский Красный Крест. Объединившись с еще одной пациенткой, мы пошли в центр. В первую встречу психологи Маша и Ира были очень любезны, но не навязывались с расспросами, что очень понравилось. Подружка все время говорила, а я молчала. Присматривалась. Общее впечатление осталось приятное, поэтому мы пришли еще и еще. К тому же, в «Открытом доме» можно заниматься рукоделием, а я это люблю.

10606352_448671385287854_3026359647752106691_n

Мы сидели с другими гостями за столом и мастерили. Во время занятий общались, узнавали друг друга. Вначале время шло очень медленно. Два часа проходили для меня как неделя изнурительной работы, поэтому быстро покидала «домашнее» общество и отправлялась в привычную атмосферу маминой квартиры, где подолгу отдыхала – лежала на диване и смотрела в потолок.

Но спустя несколько месяцев начался прогресс. Я оставалась в центре на полдня. Утром просыпалась с желанием пойти в «Открытый дом». Появились друзья – ребята, которым тоже пришлось пережить игры сознания и вернуться в реальность. С кем-то разум сыграл злую шутку после автомобильной аварии, на кого-то напали хулиганы, кто-то перенес сильнейший стресс… В центре мы понимали друг друга. Гораздо проще общаться с человеком, который пережил подобное: ему не нужно объяснять ощущение, когда в голове начинают говорить неизвестные голоса, рожденные твоим же сознанием. И все, что ты можешь, это слушать их, потому как, даже если ты закричишь: «ТИШЕ!», они не послушаются. Психологи Маша и Ира всячески старались нам помочь. Проводили различные занятия, организовывали группы самопомощи, проводили индивидуальные консультации. В общем, в какой-то момент центр действительно стал для меня домом. По моей просьбе, психологи помогли мне создать новый образ: накрасили, сделали прическу, сфотографировали, создали страничку в соцсетях. Там я и познакомилась со своим нынешним мужем.

img_9694

Рисунок, принадлежащий одному из гостей, на стекле дверей «Открытого дома»

Сейчас у меня другая жизнь. Не лучше, не хуже, а просто другая. С дочкой мы не виделись уже почти 10 лет – она живет с бывшим мужем, не поднимает трубку, когда звоню. Но я не отчаиваюсь –   есть новая семья, друзья и целых два дома. И я точно знаю, что один из них для меня всегда открыт.

Справочно

За время существования «Открытого дома» более 70 человек стали его выпускниками. Почти все истории можно назвать историями успеха. Более подробную информацию о центре вы найдете здесь .

Записала Анастасия Писченкова

 

This Post Has Been Viewed 218 Times

Благотворительные пожертвования