Об интересных фактах воссоздания и развития Общества Красного Креста БССР рассказала витебский историк Юлия Бахир

Преподаватель кафедры истории Беларуси исторического факультета ВГУ имени П. М. Машерова Юлия Бахир с первого курса университета писала научные статьи. Постепенно студенческие работы переросли в серьезные тексты молодого исследователя, а недавно итогом работы последних лет, начатой в магистратуре, стала первая монография – «Общество Красного Креста Белорусской ССР: основные направления, этапы и итоги деятельности (конец 1943 – 1991 годы)».

Преподаватель кафедры истории Беларуси Юлия Бахир.

– Юлия, почему выбрали темой исследования Белорусский Красный Крест?

– Вместе с моим научным руководителем доцентом, кандидатом исторических наук Ростиславом Тимофеевымвыяснили, что история Белорусского общества Красного Креста изучена недостаточно. Была только диссертация, защищенная еще в 1960-х. А между тем это огромная организация, включавшая в свои лучшие годы около 5 миллионов человек.

– С какими трудностями столкнулись во время работы над монографией?

– Понимала, что будет тяжело, потому что по Красному Кресту БССР практически нет никакой информации, кроме архивной. Некоторую часть материала для книги получила, поговорив с людьми, что-то нашла в советских изданиях 1950 – 1970 годов, выходивших в свет регулярно, но написанных по определенному шаблону. Некоторые исследователи утверждают, что Красный Крест в СССР был практически государственной структурой и частично восполнял пробелы в здравоохранении.

– И как решали эту проблему?

– Между строк надо читать, сопоставлять изменения в политике государства с соответствующими корректировками в структуре, формах и методах деятельности организации. Безусловно, зависело многое и от архивов, где работала. Например, есть данные Центрального архива Москвы, а есть цифры из наших районных архивов – показатели разнились. На местах, на уровне первичных и районных организаций люди, не стесняясь, писали о своих проблемах, а в центр подавалась «отшлифованная» информация.

– В каких архивах работали?

– В общей сложности удалось поработать в 12 архивах. Учитывая, что дела выдаются не всегда в первый день и есть определенный лимит времени, пришлось приложить достаточно много усилий, чтобы среди огромного объема информации выбрать то, что действительно представляет ценность для научной работы. В Национальном архиве Республики Беларусь, Государственном архиве Российской Федерации, не говоря уже о региональных, многие дела и вовсе находились в «режиме ожидания» своего исследователя более полувека, так как были заказаны и просмотрены впервые.

– Вы исследовали работу общества с 1943 по 1991 годы. Какой период был наиболее сложным в работе Красного Креста?

– Можно привести два ярких примера. Во-первых, это период восстановления организационной структуры общества, так как на оккупированной фашистами территории Красный Крест перестал функционировать. Почему я беру 1943 год, а не 1944-й или 1945-й? Потому что бюро организации были созданы еще до освобождения Беларуси. Первое было организовано в Москве, а после освобождения Гомеля оно переехало в Новобелицу (сегодня это район в Гомеле). И в последующем члены оргбюро пытались восстановить деятельность организации, чтобы помощь была оказана в нужное время и нужном месте: те же санэпидемотряды помогали улучшать санитарное состояние населенных пунктов, бороться с инфекционными заболеваниями. Поэтому, пожалуй, наиболее сложным было восстановить основу общества после такой разрушительной войны. Примечательно, что начали возрождать структуру Красного Креста, не освободив еще полностью БССР.

Также непростыми стали перестроечные времена. Огромное количество населения было зачислено в списки Белорусского общества Красного Креста, но тогда же началась открытая критика организации в прессе: даже в журнале «Советский Красный Крест» критиковали работу общества, публиковались письма недовольных. Было и такое. Но нужно понимать, что был актив, который работал как штатные сотрудники, и были члены, которые состояли в организации только в силу того, что их предприятие или учреждение образования пыталось достичь 100 процентов членства в Красном Кресте.

– Сколько человек входило в состав организации в разные периоды?

– Если до войны Белорусский Красный Крест насчитывал 360 тысяч членов, то к 1944 году – менее 120 тысяч. Это к вопросу о сложности восстановления организационной структуры и численности организации. Однако далее прослеживается очень интересная динамика: к 1960 году численность достигла 1,5 миллиона, а к середине 1980-х Красный Крест БССР уже насчитывал более 5 миллионов членов. Затем пошел спад: в 1987 – 1991 годах численность сократилась до показателей начала 1960-х. Если же сравнивать по областям и исходить не из количественных, а из качественных показателей, то более ответственно и добросовестно к своей работе подходили в Гродненской области. Витебщина также долгое время отличалась в лучшую сторону.

– Юлия, какие наиболее интересные факты в работе Красного Креста можете отметить, что вас удивило?

– Во-первых, численность в 5 миллионов членов для БССР – это много, по сути, каждый второй. Во-вторых, именно благодаря Красному Кресту идея безвозмездного донорства в Советском Союзе стала реальностью. Это была масштабная акция. В-третьих, существование разнообразных специализированных курсов для населения по обучению волонтеров, кружков по уходу за больными, подготовке сандружин и медсестер. Во многом это была необходимость, обусловленная общественно-политическими причинами. Однако некоторые формы можно применять и сейчас. Давайте будем честными: кто из нас сегодня сможет оказать грамотно первую помощь в экстренной ситуации?

– Планируете ли дальше исследовать вопросы деятельности Общества Красного Креста?

– Сейчас меня интересует то, как работала система агитации и пропаганды организации в СССР. Агитация Красного Креста была очень действенная и необычная. Использовались различные формы, в том числе демонстрация коротких фильмов в кинотеатрах перед основными показами, были организованы целые серии теле- и радиопередач о здоровом образе жизни от медиков – активистов Красного Креста. Об этом я узнала, работая в Минске и Дзержинске. Прихожу к тому, что важные открытия совершаются на перекрестке наук, с использованием так называемого междисциплинарного подхода. Возможно, найду что-то интересное не в архивных документах общества, а в бумагах совершенно других организаций. И это подтолкнет к новым идеям.

– Юлия, по вашему мнению, у Красного Креста большое будущее?

– Очень, а у белорусского особенно. В конце прошлого года впервые с визитом в нашу страну приезжал президент Международного комитета Красного Креста Петер Маурер и встречался с Президентом Беларуси Александром Лукашенко. Стороны отметили, что сотрудничество полезно, а Белорусское общество Красного Креста – образцовый помощник в реализации идей и принципов этой международной организации. И здесь видна политика государства, мы пытаемся стать площадкой для диалога и переговоров. Эта встреча – хорошая точка отсчета для расширения деятельности Белорусского Красного Креста.

Кроме того, после недавнего случая с поиском мальчика в Беловежской пуще, в котором участвовал и Красный Крест, зашла речь о том, чтобы наладить более тесные контакты с населением, с теми людьми, которые не планируют становиться членами организации, но готовы в подобных ситуациях помогать. Для них нужно разработать специальную программу.

Источник: ВИТЬБИЧИ

This Post Has Been Viewed 156 Times

Заполни анкету волонтера